БЛОГ

Непоседы и «живчики»: о развитии мышления детей в условиях дефицита внимания

О развитии мышления у детей
Наши дети живут в гиперактивном мире. Ежедневно на них обрушается лавина стимулов: родители и друзья, школа и кружки, мессенджеры и компьютер… Сконцентрировать внимание на чем-то одном, а тем более — сложном, им становится проблематично. В статье рассказываю о том, как работаю с детьми в условиях дефицита внимания.

Запрос мудрой мамы

«Моему сыну 11 лет. У него легкая дислексия, дисграфия, а недавно подтвердили и СДВГ. В целом, он уже более-менее адаптировался, но я понимаю: «условным менеджером» он работать не будет. Отношусь к этому спокойно: хорошие автомеханики, например, зарабатывают ничуть не меньше, а то и больше тех же менеджеров. Тем более, что сын по поему мнению креативный: периодически фонтанирует классными идеями. Правда принести ему их некуда: в школе не востребовано. Вот я и подумала, что ваши занятия будут ему полезны».
Выслушав столь мудрый запрос, я подумала: у Ричарда Брэнсона тоже была дислексия, но это не помешало ему стать выдающимся предпринимателем. Да к тому же одним из самых богатых жителей современной Британии.

Брэнсон пишет

«Как-то на Пасху я решил последовать маминому примеру и заработать денег. Тогда мы переехали из одной части Шэмли Грин в другую. Я зашел к Нику, чтобы предложить принять участие в моем проекте. План был таков: посеять 400 семян елей на поле в Тенъярдз Фам. Через год к рождеству они выросли бы, по меньшей мере, на 4 фута и их можно было бы продать. Мы договорились всю работу выполнять вместе и прибыль поделить поровну.
Вопреки невысокому мнению школы о моих математических способностях я увидел возможность заработать на выращивании рождественских елок.
В ту пасху мы проложили борозды на земле и посеяли 400 семян на поле Тенъярдз Фам. Мы подсчитали, что если все они вырастут до шести футов, можно заработать по £2 на каждой елке, то есть, общая сумма составит £800 против £5 наших первоначальных затрат на семена. Этим же летом мы пошли проверить наши деревья. Мы нашли один или два крохотных побега, которые виднелись на поверхности; все остальные были съедены кроликами.

На следующее Рождество брату Ника подарили волнистого попугайчика. Это подало мне идею для другого грандиозного бизнес-проекта: разведения волнистых попугаев! Для начала я рассудил, что смогу продавать их в течение всего года, а не две недели перед Рождеством. Я определился с ценами и посчитал, как быстро они смогут размножаться и насколько дешев мог быть их корм. Я убедил папу построить огромный вольер. На последней школьной неделе я написал папе и поделился с ним своими финансовыми выводами: «Осталось всего несколько дней до каникул. Ты заказал материал, который может понадобиться для нашей гигантской клетки? Я думаю приобрести волнистых попугаев по льготной цене, взять их у Джулиана Кальона. Если магазины продают их по 30 шиллингов, то он может брать их, скажем, за 17, а мы бы покупали их у него за 18 или 19 шиллингов, что принесло бы ему доход, а нам помогло бы сэкономить по 10 шиллингов за птицу. Что думаешь об этом?»

Мой отец неохотно построил вольер, и птицы быстро размножились. Но я переоценил местный спрос на волнистых попугаев. Даже после того, как в Шэмли Грин каждый купил себе по меньшей мере двух, вольер все еще был полон птиц. Однажды в школе я получил письмо от мамы с плохой новостью. Она сообщила, что вольер подвергся нападению крыс, которые уничтожили волнистых попугаев. Только много лет спустя она призналась, что, будучи сытой по горло уборкой за попугаями, в один прекрасный день оставила дверь в вольер открытой, и все они улетели. Она не очень-то старалась их поймать.
Хотя ни один из этих проектов не принес денег, они научили меня кое-чему что касается математики. Я обнаружил, что только когда я пользовался реальными цифрами для решения реальных задач, математика имела для меня хоть какое-нибудь значение. Если я рассчитывал, насколько вырастет рождественское дерево или сколько может вылупиться попугаев, числа становились реальными, и мне нравилось пользоваться ими. Но в классе я был по-прежнему полным тупицей в математике» *

Что это значит?

Детям крайне важна практическая применимость знаний. Если они увидят, что знания нужны им в реальной жизни, заставлять их разбираться в сложностях не придется.

Наш мозг плохо воспринимает абстракции: он просто отключается, когда не видит связи с физическим миром. Детям — особенно, маленьким — важны реальные образы. Поэтому на своих занятиях я стремлюсь связать знания с реальной жизнью и ухожу от абстракций:

  • Погружаю в контекст
  • Обращаю внимание на детали
  • Создаю и поддерживаю дискуссии.

Ниже чуть подробнее расписала каждый из приемов.

Погружение в контекст

Чтобы погрузить в контекст, нужны мелкие детали, потому что именно они вызывают в воображении знакомые образы. Например, если я скажу: «Мне нравится сметанный крем», знакомый образ у вас вряд ли появится. А вот если я покажу вам детали, то смею предположить, вы не только «увидите» этот крем, но и почувствуете его вкус во рту. Попробуем?
Я помню этот вкус в мельчайших подробностях: сладкий, немного с кислинкой вкус сметанного соуса на торте «Шишка». Его пекла моя старшая сестра, когда мне было лет семь или восемь.

Это были восьмидесятые и с едой в стране было не очень. Сестра любила печь торты по случаю: за день или два до праздника в нашей квартире начинал витать запах ванили, корицы и еще каких-то пряностей. Сестра замешивала тесто, пекла коржи, обильно смазывая их кремом. Особенно я любила сметанный.

У сестры был кусок марли. Она складывала его в четыре слоя, внутрь наливала сметану, завязывала в узелок и подвешивала над раковиной. Когда лишняя жидкость стекала, сестра снимала кулек, вынимала сметану и смешивала с сахаром. Получался нежнейший крем, который я безумно любила подъедать.

Подобравшись поближе к столу, я просила остатки. Обмакнув палец в сладкую жижу, я отправляла ее в рот — и это было самым любимым действием во всем этом ритуале. Вкус того крема до сих пор остается самым любимым. Сладкий и немного с кислинкой он напоминает мне о детстве. О том времени, когда я была абсолютно и беззаботно счастлива.
Ну как, почувствовали? Надеюсь, что да. Потому что теперь я могу смело задавать вам вопросы на знания сметанного крема. И вы с удовольствием на них ответите.

По этой же причине перед упражнениями на развитие мышления, я максимально погружаю детей в контекст. Делаю все, чтобы в их воображении появились образы обсуждаемых объектов.

Например, в тренинге «О том, что вокруг» я даю несколько упражнений на сюжетах из сказки «Яблоко». Думаю, вы помните, что в начале заяц бежал по лесу и увидел яблоко. У Сутеева дальше идет встреча с вороной, которая то яблоко уронила, а я предлагаю детям это яблоко достать. Тем самым я тренирую навык поиска ресурсов и решения изобретательских задач.

Начинаю с погружения в историю: «Стояла поздняя осень. С деревьев облетали листья, и на дикой яблоне висело одно-единственное яблоко. В эту осеннюю пору бежал по лесу Заяц и увидел яблоко». Затем делаю паузу и задаю вопрос: «Но как его достать? Ведь яблоко — высоко, не допрыгнешь!».
Чтобы решить задачу, нужно понять, какие ресурсы есть у зайца. Если просто задать вопрос: что есть у зайца для решения задачи, ответ получить вряд ли получится. Поэтому я говорю: «Представьте себя в лесу. Что вы видите?». Не сразу, но дети начинают отвечать: деревья, трава, палки, листья, камни, мох… После этого я задаю основной вопрос: что из этого и как могло бы помочь зайцу достать яблоко? Как он может его достать? В результате появляются решения:

  • Потрясти дерево
  • Сбить яблоко палкой
  • Разбежаться, подпрыгнуть и ударить о дерево задними лапами
  • Попросить о помощи птицу
  • Обратиться за помощью к белке
  • Из веток соорудить горку, по которой можно добраться до яблока
  • Дождаться, когда яблоко созреет и упадет само.

Внимание к деталям

Это максимально подробное изучение ситуации. В тренинге «Вокруг света с капитаном Грантом» у меня есть задача.
Герои романа Жюля Верна, преодолевая Анды, оказались высоко в горах. Остановившись на привал, они решили приготовить обед. Дров нигде не было, поэтому в качестве топлива использовали ярету (корни этого высокогорного растения действительно неплохо горят). Над костром повесили котелок и стали ждать закипания воды. Через какое-то время термометр, опущенный в кипящую воду, показал только 87 градусов.
Понять, зачем нужно было измерять температуры кипящей воды, мне так и не удалось, но на базе этого сюжета я сделала оценочную задачу.
Вода в горах действительно кипит при температуре ниже 100 ̊С — температура кипения зависит от давления воздуха. Чем ниже давление, тем ниже и температура. При подъеме на каждые 300 метров температура кипения воды падает на 1 ̊С. На какой высоте находились путники, если термометр, опущенный в кипящую воду, показал 87 градусов?
Задача эта оценочная. А решение простое: нужно вычислить разницу в температурах кипения у подножия горы и на высоте, которую покорили герои, а потом умножить ее на 300. Получится 3 900 метров. Но вот додуматься до алгоритма расчета выходит далеко не у всех. Поэтому я рисую детям гору, на ней делаю отметки через каждые 300 метров, пишу температуру у подножия и на высоте. Только после такого погружения в детали математическая формула из абстрактной превращается в конкретную.

Дискуссии

Часто дети не понимают, зачем им знания в принципе. Поэтому я показываю практическую значимость в ходе дискуссии. Для ее зарождения использую упражнение «Я знаю пять, я не знаю пять».
Например, в тренинге «ТРИЗ и история цивилизаций» я задаю детям вопрос: «Что вы знаете о Египте? Назовите пять фактов». Дети начинают вспоминать и говорят, что они знают — здесь им помогает эрудиция. Я внимательно слушаю, а потом задаю следующий вопрос: «Чего вы не знаете о Египте? Назовите пять „белых пятен”». Те, кто со мной недавно, вначале смотрят недоуменно, а потом спрашивают: «Это как? Как я могу назвать то, чего не знаю?». Я даю подсказку: к тем фактам, которые вы только что назвали, сами себе задайте вопросы. Дети быстро понимают и начинают отвечать. После того, как упражнение выполнено, я задаю самый главный вопрос: «А зачем нам обнаруживать то, чего мы не знаем?». Дальнейшая дискуссия, как правило, развивается по одному и тому же сценарию:

  • Чтобы это узнать.
  • А зачем нам это узнавать?
  • Чтобы получить хорошую оценку в школе.
  • А зачем нам хорошие оценки?
  • Чтобы поступить в хороший институт.
  • А зачем нам поступать в хороший институт?
  • Чтобы найти хорошую работу?
  • А почему для хорошей работы нужны знания?..

Тут мы наконец-то добираемся до осознания практической значимости знаний: они нужны, чтобы решать задачи (или проблемы), с которым мы сталкиваемся на работе, в быту, в жизни.

И это работает

Вот такие нехитрые приемы помогают мне вовлекать детей в процесс. И они правда работают. Даже с детьми, чье внимание рассеяно от природы.

Результат бывает разный: кто-то вовлекается лучше, кто-то — хуже. Но в большинстве случаев результат виден даже мамам. Вот как они сами мне об этом пишут (имена детей изменены):
  • Анна, спасибо Вам огромное!!! Благодарю вас за терпение и за то, что берётесь заниматься с Сашей!

  • Доброе утро! Диме нравятся Ваши занятия. Спасибо!

  • Добрый день, Анна. Ещё раз хочу поблагодарить Вас за уроки. Петя вчера самостоятельно выполнил задание по окружающему миру. Ему нужно было найти в интернете рассказ, прочитать и сформулировать сходства и отличия грибов. Всё выполнил верно. И видно, что формулировать мысли, рассказывать и объяснять ему стало намного проще. Спасибо Вам!
Каждый ребенок индивидуален. И в этом наша сила. Подобрать ключик к ребенку — одна из задач педагога. Напишите мне в WhatsApp или Telegram, если хотите попасть на мои занятия. Я свяжусь с вами, чтобы подобрать программу.

*Ричард Брэнсон «Теряя невинность. Автобиография». Издательство «Бест Бизнес Букс», 2007
Изображение на обложке: 1494202 с сайта Pixabay
Made on
Tilda