Несколько лет назад я работала в крупной телекоммуникационной компании. Руководила проектом по возврату абонентов. Задача стояла непростая – убедить людей вернуться к услугам компании, от которых они по каким-то причинам отказались.

В проекте со мной работала девушка. Довольно старательная и исполнительная. В ее обязанности входила работа с сотрудниками колл-центра. Нужно было регулярно подавать заявки на исходящий обзвон абонентов, контролировать соблюдение плановых период, выполнять нормативы по количеству обзвонов. Ничего сложного.  Проблема заключалась лишь в том, что на исходящие обзвоны нам выделяли не штатных сотрудников, а временных. В основном это были студенты или люди, большую часть времени работающие на основной работе и желающие подработать в удобное для них время. В такой ситуации проводить нужное количество обзвонов в установленные сроки нам удавалось с трудом. Я, как руководитель проекта, естественно, требовала выполнения установленных показателей. Но довольно часто на свои призывы к действию слышала: «А что я могу поделать? Они не выходят» (они – это подрабатывающие люди, занятые на обзвоне). Скажу откровенно – меня такой ответ всегда обескураживал: то есть как это «что я могу поделать»? — Ты пришел на работу, в твои обязанности входит выполнение определенных задач, и ты должен их выполнить. Знаю, что многие руководители, будучи на моем месте, предпочитают не разбираться в проблеме, а решать вопрос увольнением. Во мне же подобная практика всегда вызывает внутреннее сопротивление. Ведь дело часто не в том, что сотрудники не хотят выполнить задачу (не буду говорить за всех, но большинство все-таки хочет). Проблема в том, что они не знают КАК ее выполнить. А вот это действительно большая проблема. И я предполагаю, что в ряде случае пассивность и отказ от действий можно объяснить двумя причинами.

Во-первых, на нас давит предыдущий негативный опыт – зачастую он «говорит» нам о тщетности прилагаемых усилий. Мартин Селигман назвал это состоянием выученной беспомощности. Если бы вы знали, как часто в работе со взрослыми я слышу что-то типа: «Нет, это не сработает» или «Нет, мы так уже пробовали и у нас ничего не вышло». Да и дети не отстают — в момент генерации идей они первым делом начинают видеть недостатки решений своих одногруппников, а про преимущества решений или рациональное зерно даже не думают. А ведь дети – это зеркальное отражение взрослых. Надеюсь, вы согласитесь, что они не сами придумали подобный подход к оценке идей, а переняли его от окружения.

Во-вторых, большинство из нас просто не приучено решать задачи. Часто многим из нас проще сделать то, что «сказали» и тем самым переложить ответственность за результат на того, кто «сказал». В формировании подобного поведения большую роль играет и воспитание, и система образования, и менталитет, и корпоративная культура, и много чего еще.

Что с этим делать? Ответ на этот вопрос у каждого свой. Я же глубоко уверена, что развитие мышления и умение решать задачи (и рабочие, и жизненные) существенно повышает шансы на выход из состояния выученной беспомощности и улучшает качество жизни любого человека: и взрослого, и пока еще только растущего. Особенно сейчас — в эпоху неопределенности и стремительного изменения окружающей нас действительности.